Энергетический гигант: почему Россия имеет значение

Изобилие ресурсов нефти и газа, квалифицированная рабочая сила, невысокие издержки и огромный потенциал роста – у России как нефтегазового региона есть все качества, которые отвечают стратегии развития ВР, в газовой сфере и в высоко конкурентоспособной добыче нефти. BP Magazine беседует с президентом BP Russia Дэвидом Кэмпбеллом о направлениях работы компании в России.

bprussia1495722948382rosneft

Каково значение России в глобальном портфеле BP?

Оно огромно. Если посмотреть на результаты BP за 2016 год, то треть нашей добычи приходится на Россию, а почти половина наших запасов связана с «Роснефтью». В этот непростой год деятельность в России обеспечила нам значительную часть прибыли.

Российский нефтяной сектор в последнее время работает достаточно успешно, хотя, по моему мнению, он все еще недооценен. С другой стороны, это означает, что есть потенциал роста. Для роста есть и фундаментальные предпосылки: расходы на разведку и разработку нефтяных ресурсов здесь очень низки; основная часть добычи в России приходится на сушу, где хорошо развита инфраструктура, которую мы можем задействовать.

Россия является также крупным газовым игроком, что согласуется со стратегией BP. Это опять же крупные сухопутные месторождения с существующей инфраструктурой. Посмотрите также, как удачно расположена Россия – между Азией и Европой, двумя огромными рынками газа и нефти.

bprussiaglobalenergy

Как бы вы охарактеризовали бизнес BP в России?

Я бы разделил его на четыре составляющие. В первую очередь, это акционерное участие в «Роснефти» – самая важная часть нашего бизнеса в этой стране. У нас два представителя в совете директоров, и мы демонстрируем «Роснефти» нашу поддержку. Это акционерное участие обеспечивает нам уникальное положение в России, отличающее нас от всех других конкурентов.

Вторая составляющая – инвестирование в конкретные проекты через совместные с «Роснефтью» предприятия. Это не только помогает нам развивать серьезный бизнес, но и создает новые возможности. «Роснефть» – огромная многопрофильная компания, но мы ставим своей целью сотрудничество в конкретных сферах.

Например, наша покупка доли в «Таас-Юрях Нефтегазодобычи», операторе  Среднеботуобинского месторождения. Предприятие обладает  большим потенциалом. Оно планирует нарастить добычу с 20 тыс. до 100 тыс. баррелей в сутки. Или созданное нами геологоразведочное СП «Ермак Нефтегаз», которое занимается геологоразведкой на огромной территории, в малоизученных северо-западных и северо-восточных районах Западной Сибири, в одном из крупнейших нефтегазовых бассейнов мира.

Третья составляющая нашего бизнеса в России – это техническое сотрудничество, в рамках которого технические специалисты обеих компаний могут обмениваться знаниями и опытом.

И четвертое направление – это технологическое сотрудничество, хорошим примером которого является проект разработки новой технологии беспроводного получения сейсмических данных на суше в партнерстве BP, «Роснефти» и Schlumberger. Мне бы хотелось, чтобы у нас было больше примеров сотрудничества подобного рода – возможно, в области технологий повышения нефтеотдачи.

bprussiashareholding

Это ваше второе назначение в Россию от BP*. Много ли изменилось с тех пор?

Да, очень много. Бизнес определенно изменился, особенно в последние четыре года. У нас было 50% акционерного участия в ТНК-BP, а теперь мы владеем 19,75% в «Роснефти», огромной корпорации с госучастием, в высокопрофессиональной компании нефтегазовой отрасли. Россия также изменилась. Ее экономика постоянно росла с 2000 года по 2014, в значительной степени благодаря высоким ценам на нефть, и сегодня это гораздо более уверенная в себе страна в финансовом плане, хотя последние пара лет были сложными.

Что представляет собой «Роснефть»?

Это очень крупная компания, и благодаря ее позициям в России у нее очень много возможностей. Она амбициозна, хорошо управляема, у нее большие планы роста. За последние четыре года компания сильно изменилась и выросла. Например, она приобрела участие в проекте по освоению месторождения Zohr в Египте, в котором участвуем и мы. Она купила «Башнефть», которая добывает 400 тыс. баррелей в сутки. И в такой компании у нас сейчас почти 20%.

В каких областях BP и «Роснефть» могли бы работать в будущем?

Газ не является традиционным или основным бизнесом для «Роснефти», но у компании есть амбициозные планы роста в газовой сфере, включая свой первый СПГ-завод. У BP есть несколько СПГ-предприятий, самых конкурентоспособных в мире, поэтому мы будем рады стать партнером в развитии этого направления. Думаю, у нас есть много дополнительных преимуществ.

Другим амбициозным направлением является разработка старых, истощенных месторождений. Мне лично приходилось работать по нескольким подобным проектам в BP – на месторождении Prbprussia1496159207395explnorthwestsiberiaudhoe Bay на Аляске и на иракском Rumaila. Это крупные, старые, сильно обводненные промыслы.

Не думаю, что какая-нибудь другая компания обладает таким опытом работы с обводненными скважинами, как мы. И ни одна страна не обладает таким количеством обводненных месторождений, как Россия.

Мы хотим построить такой бизнес, в котором у BP была бы существенная добыча, в дополнение к тем объемам, которые приходятся на нашу долю акций в «Роснефти». Я бы оценивал ее приблизительно в 200 тыс. баррелей в сутки. Чтобы достичь этого нам нужны большие планы, и мы должны сделать большие инвестиции. Мне бы хотелось, чтобы «Роснефть» видела в нас партнера, который выбран для конкретной сферы, в которую мы можем привнести дополнительную стоимость.

К этим направлениям, таким как низкозатратная нефтедобыча и газовый потенциал, я бы хотел добавить переработку, или, возможно, венчурный научно-технический бизнес.

С какими проблемами приходится сталкиваться при работе в России?

Конечно, мы соблюдаем условия международных санкций в отношении России, и это обстоятельство мы воспринимаем достаточно серьезно. Для BP это не первый случай работы в режиме санкций, и в этом вопросе мы всегда очень аккуратны.

bprussia1495724195751kremlinadobestock

Очевидны также географические сложности: это громадная страна, логистика на такой территории является сложной задачей. Кроме того, существуют специфические климатические условия, например, вечная мерзлота.

Но мы сталкиваемся с подобными проблемами и в других регионах, да и «Роснефть» обладает большим опытом.

Каковы ваши задачи на ближайшие 9-12 месяцев?

Прежде всего просто работать – поддерживать совет директоров «Роснефти» и продолжать качественно выполнять свою работу в технических аспектах. Таас-Юряхский промысел мощностью 100 тыс. баррелей в сутки должен быть готов к началу роста добычи в следующем году, и мы должны это обеспечить. Трубопроводная система уже смонтирована и испытана.

Наш «Ермак» сейчас бурит первую скважину на Байкаловском месторождении**. Это очень важная скважина, у нее довольно разные задачи – и разведочные, и оценочные. Затем мы хотели бы далее развивать бизнес, и я надеюсь еще поговорить о других соглашениях и проектах в будущем.

 

* в 2003-2007 годах Дэвид Кэмпбелл работал в ТНК-ВР. – Прим. Oilgascom.

** месторождение открыто на Таймыре в 2009 году. – Прим. Oilgascom.

bprussiamap


 

Перевод статьи ‘The energy giant: why Russia matters’ выполнен Oilgascom и опубликован с разрешения BP Magazine.

Использованы фото: «Роснефть», ВР, AdobeStock.

Оставить комментарий

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные для заполнения поля помечены *

очиститьОтправить